red_kosmopolit (red_kosmopolit) wrote in ru_kino,
red_kosmopolit
red_kosmopolit
ru_kino

Categories:
  • Music:

Мечта Кассандры / Cassandra's Dream

Мечта Кассандры

Полгода назад умер Ингмар Бергман. Вуди Аллен откликнулся на его смерть следующими строками: «Если я не способен подняться до его качества, то по меньшей мере, я достигну его количества».

Число фильмов Аллена с тех недавних пор увеличилось ещё на одну единицу. И в очередной раз никаких комедий про городских невротиков, никаких квитанций от среднестатистического нью-йоркского еврея. Снова Лондон. Снова убийство. Снова интерпретация. Снова злая шутка. После американской трагедии в «Матч Пойнте» мы погружаемся в выверенный темп темы Достоевского в «Мечте Кассандры».

Читать рецензию на фильм Вуди Аллена "Мечта Кассандры"

Сюжетная завязка Аллена проста и фатально предсказуема. Йен (Ewan McGregor) и Терри (Colin Farrell) — братья, близкие друзья, и в одинаковой степени нуждаются в деньгах. Не проходит и нескольких минут с момента их знакомства со зрителями, как они оказываются в ситуации когда денег им нужно много, быстро, со 100% гарантией, но взять их неоткуда. Остаётся единственный вариант: обратиться к легенде семьи дяде Ховарду (Tom Wilkinson), человеку, который сделал себя сам.

В свою очередь дядюшка Ховард, безусловно, допускает ошибку. Взамен он требует от племянников прикончить некоего Мартина Бёрнса (Phil Davis), свидетеля его финансовых махинаций. Причём сразу от обоих, а не от одного Йена, как более циничного и непоседливого. Трое могут сохранить секрет, если двое из них мертвы. Впрочем, Ховард здесь не более чем отражение Deus ex Machina, Бога из машины, закручивающего убийственный сюжет.

В конце концов, братья соглашаются совершить такое необходимое убийство. Они изобретают способ, потом выслеживают жертву, и, наконец, приканчивают её. В главном фокусе картины оказываются метаморфоз личностей Йена и Терри перед, в момент, и сразу после убийства человека. Опытный Вуди Аллен понимает что необходимо показать как социальный, так и психологический разрез предлагаемых им фрагментов реальности.

2.

Социальный аспект у всех режиссёров в Европе всегда прорисовывается детальнее и правдивей, нежели в США. В Европе люди более откровенны и перед собой, и перед другими. Если ты из рабочего класса, то так оно и есть; ты отчётливо представляешь значение этого факта. И капиталисты тут капиталисты, и gambling — просто чёртов gambling. Если хронически не хватает денег, то об этом так и говорят, а не оскаливают обязательное I’m Fine! В Европе простой человек знает почему ему никогда не хватает денег, его трудно убедить в решающем присутствии тут собственной вины.

В общем, Вуди Аллен справился на оценку «удовлетворительно». Мы видим добротный срез социальной жизни лондонской семьи. Отец староват и уже пережил инфаркт. Дело всей его жизни — захудалый ресторанчик — тоже находится в инфарктном состоянии; хозяин вкладывает в него больше, нежели получает дохода. Мать конечно недовольна таким положением вещей, нудит, ноет, и всё время ставит в пример успехи дяди Ховарда. Йен тяготится бесперспективным рестораном отца, где ему приходится работать. У него в голове иные планы, он грезит заниматься недвижимостью, мифическими отелями в Калифорнии. Синий воротничок Терри работает в автомастерской, играет в покер или на собачьих бегах, часто выпивает, потом глотает таблетки.

Бедолага Йен пускает девушкам пыль в глаза «Ягуарами», позаимствованными из мастерской брата, но ни у кого из героев нет никаких иллюзий насчёт того кто они такие, к какому классу принадлежат и каковы их шансы вырваться за данные классовые пределы. Неуёмные и необоснованные грёзы Йена о бизнесе недвижимости и красавице-актрисе, или вера Терри в способности сорвать крупный куш, или покупка подержанной яхты за 6000 фунтов на двоих — лишь разные стороны одной и той же монеты безысходности. От этой же безысходности вся рабочая Европа сегодня повально играет в EURO-LOTO.

«Йен ведь был таким очаровательным малышом, все прочили ему большое будущее… как могло случиться что он ничего не добился», — дежурно причитает мать, но её причитания никого не возбуждают. Мечта Кассандры

Герои говорят друг с другом как люди, без ужимок, без дежурных шуток суперменов, без тона рекламных слоганов, без пошлостей. Это язык образцового лондонского пролетариата, точный и ясный, органично перемежающийся поэтическими образами: «у него голова в облаках», «ждёт, когда придёт корабль, на который мог бы сесть» (he’s always waitin' for his ship to come in) и пр.

Что касается игры актёров, то Эван Макгрегор лицедействовал привычно, как Эван Макгрегор. И Том Вилкинсон был тем же стандартным Томом Вилкинсоном, например, из Full Monty («Мужской стриптиз», 1997). Кто удивил, так Колин Фаррелл, как ни трудно в это поверить после его плоских картонных ролей в «Александре» и «Телефонной будке». В «Мечте Кассандры» Фаррелл выжал максимум возможного из невозможного. Терри, его герой, двигается как рабочий парень, думает как рабочий парень, пьёт виски как рабочий парень, и, в отличие, от своего брата Йена совершенно не страдает галлюцинациями о «новой яркой жизни». Тем не менее, Вуди Аллен вынужден выдвинуть на первый план беспокойного Йена с его мифическими отелями в Калифорнии, сделать его доминирующим в братской паре, а, соответственно, Терри превратить в слабохарактерного героя. Над Алленом довлеет трафаретность сюжетной линии и в этой точке социальная правда превращается в фарс. Вуди Аллен оказался наполовину полон правдой, но наполовину пуст ею.

3.

Испытание убийством и способность справиться с потрясением после него превращает картину Вуди Аллена в дочерний филиал «Преступления и наказания». «Мы раздавили его как насекомое», — говорит Терри. «Я убил её как вошь, бесполезную, гадкую и зловредную», — говорит Родион Раскольников.

Поначалу кажется, будто Раскольников лишь расколот режиссёром на два лица. Но так лишь кажется, ибо Вуди Аллен совершенно не дотягивает до психологизма Достоевского.

Раскольников решается на убийство в состоянии абсолютного отчаяния. Будто затмение наступает момент в его жизни, когда он понимает — никакого выхода нет, но он всё же должен найти его ради матери, ради сестры, ради самого себя. Здесь Йен и Терри немного похожи на Раскольникова, но исходная позиция является и последней по части психологического совпадения.

Раскольникову в день его убийства отчаянно везёт. Но везение обходится ему дорогою ценой, предельным напряжением психики и обмороком нервного истощения. Йену и Терри просто везёт и всё.

Ради чистоты эксперимента Достоевский заставляет героя совершить двойное убийство. Раскольников не планировал, не хотел, но кроме процентщицы вынужден был убить и случайного свидетеля — её сводную сестру Лизавету. Йен и Терри находят в себе силы отказаться от убийства намеченной жертвы, которую непредвиденно застают вместе с посторонней девушкой. Они откладывают реализацию на другое время, когда Мартин Бёрнс будет один.

Раскольников убивает знакомых ему людей. Вуди Аллен тоже пытается «познакомить» братьев и Мартина Бёрнса. Но для жизни такого города как Лондон, встреча и минутный разговор в клубе выглядят сомнительными.

Раскольникову буквально на пятки наступает уголовный розыск. Самое страшное, Раскольников знает, что Порфирий Петрович знает, что он убил. Будут тому доказательства или их не будет, но для человека XIX века такое напряжение фактически непереносимо. Ситуация усугубляется и тем, что один из маляров, работавших в подъезде в день убийства неожиданно оговаривает себя. Николай «сознаётся» в убийстве, которого не совершал, что означает для него каторгу.

Йен и Терри совершают чистое убийство и на горизонте не видно никакой полиции; никто ничего не видел, не слышал, улики все сожжены.

Раскольников, как и любой человек, нуждается если не в оправдании, то хотя бы в понимании своего поступка. Однако рассказать об убийстве и его причинах он никому не может. Так появляется на свет «наполеоновская теория» посредством которой Рассольников пытается как-то логически убедить окружающих. Но тщетно. Никто не принимает его доводов: одни крайне сомневаются в них, другие просто возмущены предложенным. У Йена и Терри иная ситуация. Они постоянно могут общаться, успокаивать и убеждать друг друга. Существует и дядя Ховард, собственно инициатор убийства, на которого легко переложить часть моральной ответственности. Мечта Кассандры

Запутав Раскольникова в паутине судьбы, Достоевский наносит ему решающий удар. Раскольников осознаёт простую вещь: после совершённого им убийства жизнь вокруг него продолжается и как-то устраивается. Сестра, за которую он волновался, отказывает мерзавцу Лужину. У неё с Разумихиным возникает вполне реальный план заняться изданием книг, всего то и не достаёт тысячи рублей. Разумихин подыскивает ей и матери неплохую квартиру. Сам Раскольников незаметно привязывается к Соне Мармеладовой, защищает её и хочет помочь ей. Но ужас заключается в том, что убийством Раскольников «отрезал» сам себя и от семьи, и от Сони, и от жизни, которая всё течёт и течёт вперёд. Он даже не может отдать Соне деньги процентщицы, она же не возьмёт их у убийцы. И выходит он не старушонку, он себя убил. Роман Достоевского густо замешан на религиозном чувстве, но он правдив и реалистичен; у Раскольникова действительно остаётся единственный путь из тупика — признаться, начать всё сначала, спасти себя и всё дорогое ему.

Совершенно противоположный расклад демонстрирует нам Вуди Аллен. По сравнению с Достоевским он как карлик на высоких каблуках, и потому выглядит ещё ниже. У братьев после убийства появляется перспектива. Йен увлёкся красавицей и хочет соответствовать её требованиям, его инфантильные мечты о Калифорнии, кажется, уже обрастают плотью. Над Терри висел долг в 90 тыс. фунтов, неуплата которого повлекла бы минимум показательный перелом обеих ног. Терри обязан подумать и о своей жене, которая вроде бы беременна, и о купле присмотренного домика. «Заработанные» деньги братья могут получить в любой момент и их планы на будущее получат материальное воплощение. Наоборот, неудача сразу сломает судьбу и Йена, и Терри, и их дяди Ховарда, и жены Терри, и их будущего ребёнка, и, возможно, прикончит сердечника-отца.

Почему же Терри решает признаться полиции? Потому что ему плохо? Потому что они «перешли черту»? Потому что «а вдруг Бог существует»? Или потому что ему снится убитый Мартин Бёрнс? Вуди Аллена не спасает даже гамлетовский тезис в устах Терри: «Мы нарушили равновесие и мне надо восстановить его». Очень красиво, но крайне неубедительно. Как режиссер и как сценарист, Вуди Аллен поставил серьёзные вопросы, но ответил на них как-то дёшево, маскультово и с оглядкой на секундомер в руках. Зритель же остался в недоумении.

«Фу, как не славно, — сказал бы Достоевкий, — И серого сукна недостало, и чёрного сукна недостало!»

4.

Финал картины совершенно скомкан. Ответов у Вуди Аллена не нашлось и он решил всё завершить в стиле Хичкока, что сделало фильм похожим на ролик в жанре трагедии двух придурков. Что ж, как говорится идиотов много, Достоевских не хватает. Мечта Кассандры

Не спасает ленту и обилие режиссёрских аллюзий и реминисценций. Иногда цитируется Хичкок, как, например, в технике самого убийства. Навязчивым рефреном звучат Hotel’s in California. Иногда Вуди Аллен цитирует самого себя. Во фрагменте где дядя Ховард уговаривает племянников укокошить Мартина Бёрнса, как и в «Матч Пойнте» обрушившийся ливень символизирует кульминацию и неизбежность будущих событий. Семейный заговор, имя Кассандры и довлеющий фатум напоминают нам о греческой трагедии. Вообще, тема предопределения витает над «Мечтой Кассандры». Яхта под этим именем появляется в начале фильма, потом напрочь исчезает из логики повествования, и мы понимаем: яхтой дело и должно закончиться; корабль несомненно пришедший за ними окажется с пиратским флагом. Йен, наблюдая за дешёвой игрой своей девушки в дешёвом театре, воочию видит сцены, которые скоро произойдут с ним в будущем. Не спасает фильм и магическое представление, устроенное Колином Фарреллом. Преднамеренно получилось или нет, но «Мечта Кассандры» действительно походит ложное эхо. Неудачная, а потому и печальная попытка подсластить правильным концом пилюлю «Матч Пойнта» и завоевать, наконец, похвалу критики. Но недосказанностью, зависимостью от текущего общественного мнения Вуди Аллен убивает себя как режиссёра. Прав, хотя и немного резок, оказался один критик: мы видим много подобных картин каждый год и цена им десять центов за дюжину.

Но на Колина Фаррелла в образе авто-ремонтника наверное всё же стоит посмотреть?


Источник:socialism.ru/cinema/review/cassandras-dream
Subscribe

  • Известные актерские Династии - Редгрейвы

    Здравствуйте уважаемые. Думаю, многие из вас знают такую бритвнскую актрису и общественного деятеля как Ванессу Редгрейв (родилась в 1937 году).…

  • Дюна

    Дюна... Наверное, это была одна из первых книг научно-фантастического жанра, которую я прочел, когда рухнул занавес... Тогда…

  • Дуэйн "Скала" Джонсон хочет стать новым Бондом?

    Здравствуйте уважаемые. Сегодня пришла новость о том, сто Скала хочет стать новым Бондом. Я раньше очень любил Бондиану, и отлично отношусь к Скале -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment