Mr Хотдожный (tacostand) wrote in ru_kino,
Mr Хотдожный
tacostand
ru_kino

Category:

"Мертвые дочери". Ничего уже не страшно.

Очень тяжело, говоря о фильме «Мертвые дочери», не написать о его создателе Павле Руминове. Как никак он режиссер и именно из-за него фильм получился «несмотрибельным», простите за неологизм. В своем дневнике и в различных интервью, данных им перед запуском фильма в прокат, из пустого в порожнее переливалась чересчур пафосная, и как следствие, не обремененная смыслом чушь. Говорилось о кино в целом, о том, что можем лучше, чем в Голливуде, о снятии паранджи (!) с киноязыка… да и о чем только не говорилось. Весь этот словесный хлам выдавал в авторе «Мертвых дочерей» человека самовлюбленного. Ну и пусть, главное ведь фильм, думал я. Но вот незадача, «Мертвые дочери» оказались подстать руминовским интервью: бессодержательными, скучными и некачественно сделанными. Ей-ей, «Мертвые дочери», пожалуй, совершенно новая глубина для отечественного кинематографа – фильм хуже вряд ли уже появится в массовом прокате когда-либо. Хуже-то некуда.

А как хорошо начиналось! Хорошие постеры, неплохие тизеры и прямо перед выходом в прокат - радующий душу факт, что идею «Мертвых дочерей» приобрела зарубежная киностудия. Искренне радуясь за отечественный кинематограф и его успехи, я ждал «Мертвых дочерей», как, наверное, не ждал ни одного другого российского фильма. Но ближе к выходу творения Руимнова в прокат, появилась 10 минутная нарезка из фильма, крайне бездарная и своей бездарность пугающая. В сердце закрались сомнения. «Неужели таким будет весь фильм?».

Да, 10 минутная нарезка прекрасно отразила качество фильма и профессионализм снимавших его людей. 10 минут – это максимум того, что можно уделить творению Руминова. Увы и ах, «Мертвые дочери» - полнейшая хуйня, сделанная не для зрителя, а для самого режиссера и других «сведущих» в кинематографе. Но зачем тогда выпускать фильм в прокат? Зачем предлагать это публике? Риторические вопросы.

Давайте по порядку. Одними из самых главных составляющих любого фильма являются операторская работа и актерская игра. И то и другое в «Мертвых дочерях» отсутствует напрочь. Ну не называть же шальную камеру, из-за которой смотреть фильм просто невозможно, операторской работой. Ну не называть же одинаковое выражение лиц на протяжении всего фильма и невнятную дикцию актерской игрой. Нет, актеры и оператор настолько плохи, что фильм, во время всего своего почти что двухчасового метража, никогда не переходит границы самодеятельности. Попробуйте взять камеру, соберите соседей по этажу и начните снимать свой собственный фильм – далеко не факт, что получится хуже.

Многие говорят, что в трясущейся камере нет ничего плохого. Я с ними полностью согласен, но сразу замечаю – трясти камерой, как впрочем и снимать фильмы, надо с умом. Однако трясущейся камере «Мертвых дочерей» нет никого оправдания. Кто-нибудь скажет: «Камера имитирует лихорадочный взгляд главных героев». Это и является оправданием непонятной катавасии, происходящей на экране? Кому нужен лихорадочный взгляд героев, если из-за него фильм просто не поддается восприятию? Уж точно не мне. Я пришел смотреть кино, а не американские горки, снятые из несущегося по ним вагончика. Решительно говорю, что если оператору и режиссеру нравится такая манера съемок, то это их личное дело, травить же этим зрителя не надо.

В кадре также постоянно мелькают ненужные предметы. И что гораздо хуже, режиссер концентрирует на них свое внимание. По-видимому, это режиссерская задумка показывать грязные полы, мусорные бачки, раздолбаные глобусы, ложки, настенные рисунки и тонны другого хлама. Но зачем? Да просто так, от нечего делать. Хорошие режиссеры вкладывают в любую деталь, появляющуюся на экране смысл. Каждая деталь играет какую-то роль. Но это, как вы поняли, не о Руминове. В конце концов, «МД» не для нас, зрителей, а для него – режиссера.

Об актерах я буду молчать. В фильме их нет. Точка. Если кому-то нравятся восковые фигуры, с постоянно нарисованной на лице незаинтересованностью, то «МД», несомненно, для них.

Смысловая наполняющая фильма также ниже плинтуса. Она больше напоминает нравоучения, зачитываемы провинившимся детям: «Не проказничай. Делай добро.». Можно ли было выдумать что-нибудь банальнее? Нет, нельзя. Руминов вместо того, чтобы рассказывать историю подростков, из кожи вон лезет, поучая зрителя. Павел, вы специально это делаете, что бы совсем истощить организм человека, пришедшего смотреть фильм? Не надо было волноваться. Этого человека и без ваших детсадовских нравоучений будет выворачивать наизнанку на протяжении всего фильма.

Фильм хвалили за детальность созданного им мира и атмосферность. Атмосферность, по мнению режиссера, это приглушенные цвета картинки и биение сердца на саундтреке. Знаете ли, атмосферности такие вещи не создают – всего лишь показывают неумение режиссера напугать зрителя. «Пошлость, безвкусность и крайняя тошнотворность», вот во что превращают фильм такие несостоятельные эффекты.

И что мы имеем? Говно. При чем абсолютное. На зрителя Руминову просто наплевать. Как никак он творец самой высшей категории – снимающий паранджу с киноязыка и делающий лучше Голливуда.

Одно хорошо, посмотрев «МД» - не страшно уже ничего.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments